Жалоба в прокуратуру на фальсификацию уголовного дела образец

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 110-86-37
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 366

Фальсификация доказательств в арбитражном процессе Фальсификация доказательств в арбитражном процессе Заявления фальсификации доказательств представляют собой документальное возражение со стороны одного из участников судебного разбирательства на основании его убеждения в том, что доказательства, представленные одним или несколькими остальными участниками судебного разбирательства, являются подложными. При этом необходимо наличие аргументов, подтверждающих обоснованность данного убеждения. Ходатайства рассматриваемого типа отличаются от иных разновидностей утверждений, предоставленных в устной или письменной форме относительно сомнительности материалов, не предполагающих рассмотрение в особом порядке в рамках судебного заседания. Стоит отметить, что на сегодняшний день проблема фальсификации доказательств является достаточно распространенной, в том числе в рамках рассмотрения дела с участием Арбитражного суда. От бывшего директора Типографии МГУ им. Ломоносова, ныне осужденного Шарифуллина Марселя Марсовича Тула, ул.

Необходимо не только иметь представление о правильности написания соответствующего заявления, но и в целом быть грамотным в юридическом поле, чтобы доводы были услышаны судьей и причастные лица были своевременно наказаны. Сегодня мы рассмотрим вопросы касательно подделки доказательств не только со стороны закона, но и на основе реального положения вещей, с которыми может столкнуться любой человек.

На сегодня не существует ведомственного правового акта, который регламентирует правила рассмотрения в СК России жалоб на действия или бездействие следователей. Верховный Суд РФ в августе года удовлетворил иск калининградских адвокатов, признав недействующим приказ СКР от ВС РФ отметил, что требования приказа имеют нормативный правовой характер и затрагивают права граждан, однако он не прошёл необходимой государственной регистрации в Минюсте России.

Жалоба в прокуратуру на фальсификацию уголовного дела образец

Подается жалоба только один раз. Повторное обращение по тому же вопросу не рассматривается. Сразу после того как я заявила о пропуске сроков исковой давности, у истца Древаля Г.

Именно по этому договору сумма займа самая большая. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Распечатать Правозащитник Светлана Шестаева, адвокат Андрей Гривцов и режиссер Максим Кобзев о том, кому выгодно фальсифицировать уголовные дела Марьяна Торочешникова: "Фальсификация уголовных дел, документов и подтасовка фактов достигла чудовищных масштабов — это рутинная работа следственных органов", — заявляют участники стихийно возникшего в России общественного движения "Свободу невинно осужденным".

Как и для чего фальсифицируют уголовные дела в России? Можно ли добиться привлечения к ответственности недобросовестных полицейских, следователей и судей, участвовавших в фабрикации уголовных дел и вынесении неправосудных приговоров? Фальсификация уголовных дел и подтасовка фактов достигла чудовищных масштабов — это рутинная работа следственных органов "Пытки — не просто частный вопиющий случай, а повсеместная практика. Полиция при поддержке судей разрушает российское общество, подрывает авторитет государства и доверие к власти", — это фрагменты петиции, которую родственники и друзья осужденных разместили на сайте change.

Они просят президента вмешаться и остановить полицейский и судебный произвол. Корреспондент Радио Свобода Иван Воронин встретился с участницами движения "Свободу невинно осужденным", и вот что они ему рассказали. Ирина Туаева: Наша группа образовалась после того, как моего сына рано утром забрали из дома, чтобы обвинить в разбойном нападении, которое было совершенно в декабре года.

Он о нем ничего не знал. Я думала, что если заключу договор с назначенным адвокатом, если он с ними уже знаком и сотрудничает, может, он будет более эффективным.

Я оплатила его услуги, заключила с ним договор, но, как оказалось, это была большая ошибка: он работал на следствие. И я стала искать материалы в интернете, стала интересоваться опытом других людей по поводу того, как выходить из этого положения. И я нашла очень много материалов в интернете, где люди с такими же проблемами жалуются на произвол полиции, на неправосудные приговоры. Зульфия Кадусова: Моего супруга, Гарника Саркисяна, обвиняют в замысловатом покушении на убийство, даже в приготовлении к убийству на Рублево-Успенском шоссе фэсэошная трасса — выстрелом из РПГ.

Сами мы не участвовали, ничего не привозили, якобы мы создали свою банду, чтобы войти в банду ореховской ОПГ, которая в е годы держала в страхе всю Москву. Анна Федоровская: Мой сын в момент совершения преступления находился за 90 километров, и это подтверждается вещественными доказательствами. А потерпевшая именно в это время находилась в школе, то есть преступления как такового именно в тот день не было. Но мой сын осужден. Марина Тихонова: В деле моего сына лица, непосредственно принимавшие участие в совершении преступления, определены следствием как свидетели.

Оперативные сотрудники отсекли все им ненужное и оставили все нужное. Мой муж осужден на 11 лет колонии строгого режима за преступление, которого он не совершал Екатерина Артюх: Мой муж, Александр Игоревич Артюх, осужден на 11 лет колонии строгого режима за преступление, которого он не совершал.

В материалах дела имеется видеозапись преступления, где четко видно, что Александр не совершал преступления. Следствие отказывается исследовать это по выдуманным причинам. Кроме того, имеется ряд заключений, где эксперты берут на предмет исследования один предмет, например, футболку, а в конце выносят заключение по очкам. Ася Исаева: Всех нас объединяет одно горе — это фабрикация уголовных дел.

Мы получили и рассмотрели более уголовных дел, провели анализ: из них дела сфабрикованы, у нас имеются конкретные цифры, доказательства, бумаги. Мы пишем от нашей группы в прокуратуру, в Следственный комитет, в Администрацию президента, ходим на приемы, а нам приходят отписки. Но мы не устаем, продолжаем ходить и будем ходить, пока на нас не обратят внимание.

Получается, что мы занимаемся тем, чем должна заниматься правоохранительная система. Им нужно определенное количество уголовных дел, за это они получают кто звездочки, кто премии, кто поощрения.

Наш следователь, допустим, сфабриковав уголовное дело моего сына, получила очередную звездочку и стала подполковником. У нас есть один самый хороший пример — у Шестаевой: отмена приговора.

Пытки — не просто частный вопиющий случай, а повсеместная практика Марьяна Торочешникова: Светлана, это в вашем деле состоялась промежуточная победа. Как долго вы к этому шли? Светлана Шестаева: Задержание у нас было в июле года, первую жалобу на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов мы написали через три месяца; нам отказали, сказали, что там все хорошо, а наша жалоба совершенно не обоснована. Дальше мы обратили внимание на адвоката, который был назначен следствием.

В феврале года была написана жалоба в Адвокатскую палату, через три месяца ее рассмотрели, и, в общем, был результат — этого адвоката лишили адвокатского статуса. Начало было положено — признано нарушенное право на защиту. Когда мы стали разбирать дело более детально, получилось, что у нас нарушено все. При этом до сих пор непонятны основания для задержания: у нас есть и административное задержание, и в порядке ой статьи УПК "Задержание подозреваемого", и даже есть один-единственный документ, который говорит, что вроде бы еще и оперативно-розыскные мероприятия проводили.

Но это не сыграло роли в первой инстанции, потому что лишение адвоката статуса было после вынесения приговора — 13 лет. Так как у нас, кроме этих процессуальных нарушений, есть нарушения тайны совещательной комнаты, то была служебная проверка, проведенная Мосгорсудом в апелляционной инстанции. Это заняло еще полгода. И вот в апелляционной инстанции с 13 лет нам приговор снизили, дали 5 лет, убрали 8, а дальше была кассация.

И вот как раз в это время создается наша группа — "Свободу невинно осужденным". Мне просто стало интересно. Мы сначала думали, что наше дело — единственное такое, а оказалось, что оно даже еще не самое выдающееся. Марьяна Торочешникова: Андрей, на эту ситуацию, связанную с фальсификацией доказательств, вам удалось посмотреть с двух сторон: вы много лет работали следователем и ушли из следственных органов после скандала, когда вас самого незаконно привлекали к уголовной ответственности.

Вот когда работаешь следователем, а потом становишься адвокатом, насколько очевидна эта разница при подходе к сбору доказательств? Всегда ли вам было заметно, например, по работе своих коллег или по тем материалам, которые вам приносили оперативники, что что-то нельзя приобщать к делу, это недоработано, или это просто наглая ложь?

Андрей Гривцов: Подход нормального, порядочного следователя и подход нормального, порядочного адвоката, по сути, не отличается. Другой вопрос, что сейчас, к сожалению, с созданием Следственного комитета, с развитием нашей правоохранительной системы которая, на мой взгляд, развивается совершенно не туда подход к правилам оценки доказательств существенно нивелировался. И сейчас действительно складываются такие ситуации, когда, допустим, есть видеозапись, на которой видно, что преступление совершил не тот человек, однако человека все равно обвиняют, а потом осуждают.

Полиция при поддержке судей разрушает российское общество, подрывает авторитет государства и доверие к власти Марьяна Торочешникова: А почему следователи, которые видят эту видеозапись, не ловят настоящего преступника? Андрей Гривцов: К сожалению, у нас превалирует чиновничий подход. Следователи смотрят на своего начальника, а начальник дела не читает, он существует за счет определенных статистических показателей, так называемых "палок".

У следователей "палок" нет, а есть количество направленных в суд уголовных дел, поэтому зачастую стоит задача: если дело возбуждено, то его надо любым способом направить в суд. Поэтому разбираться никто не хочет и не будет. Марьяна Торочешникова: Но есть же еще прокурор, который утверждает обвинительное заключение, и это первый фильтр, который проходит уголовное дело.

Светлана Шестаева: В наших делах очень опытные следователи, которые работают по лет. Они не просто знают эту систему, они ее создали, и то, что они делают, у них отработано. Идет поток фальсификаций: какое дело мы ни возьмем, везде одно и то же.

Подделывают или оперативно-розыскные мероприятия, или подписи, или при передаче в суд на ходу меняют документы. И самое главное — везде, в каждом деле идет нарушение права на защиту! Нет у нас ни Конституции, ни УПК, ничего нет! Марьяна Торочешникова: Но все-таки есть суд, и если уже следователь сработал недобросовестно, а прокурор пропустил, то, наверное, тогда судья должен посмотреть на все это и сказать: "Вы что мне вообще принесли?

Если я буду смотреть, внимательно изучать, вникать, значит, я буду больше работать. А зачем мне больше работать? Мне гораздо проще переписать обвинительное заключение и согласиться со всем, что там написано, чем писать оправдательный приговор".

А оправдательные приговоры, как и постановления о прекращении уголовного дела, пишутся сложно, потому что надо опровергать все те доводы, которые положены в основу доказательств.

Ключевой вопрос российского чиновника: "А мне это зачем"? Андрей Гривцов: Поэтому проще всегда занять такую позицию: окей, я дам чуть поменьше, и, если что, меня поправит вышестоящая судебная инстанция. А вышестоящая судебная инстанция подходит к этому точно так же: есть еще вышестоящая инстанция А до Верховного суда доходят уже единицы.

Марьяна Торочешникова: Максим, вы режиссер, вы вообще до недавнего времени не имели абсолютно никакого отношения к этой системе. Но теперь вы снимаете документальный фильм о судебном и полицейском произволе, неправосудных приговорах. Почему вас заинтересовала эта тема, на которую обычные люди не особенно обращают внимание, пока их самих это не коснется?

Максим Кобзев: Лично меня эта тема коснулась в году, когда моего друга на восемь лет осудили за убийство, которого он не совершал. Мы все в тот день были вместе, но его обвинили в убийстве, и мы знали, что это не он, и до конца думали, что суд разберется. Но прошло два года следствия, и в итоге ему дали максимальный срок — восемь лет он был несовершеннолетним. Он отсидел семь, а когда он вышел, я хотел снимать про него фильм.

Но оказалось, что следователь, который фабриковал против него дело и пытал его, стал начальником отделения, то есть это могло грозить очередным сфабрикованным уголовным делом, и он просто отказался — я могу его понять.

Максим Кобзев В году моего друга на восемь лет осудили за убийство, которого он не совершал Героя не было, но тема была, и я понимал, что мне нужно найти еще кого-то. Но, начав обращаться в правозащитные организации, я понял, что это не единичный случай, а массовый поток. И мы снимали достаточное количество интервью, когда искали героев для фильма. Марьяна Торочешникова: А вы представляли себе, каков масштаб этой проблемы?

Максим Кобзев: Да, с первых интервью, когда люди начали говорить: "Да со мной сидела половина таких! Марьяна Торочешникова: Светлана, вы уже, наверное, как на работу ходите с жалобами? Максим Кобзев: На работе платят деньги, а тут их только забирают. Светлана Шестаева: Это каждый день. У нас сейчас два раза в неделю проводятся собрания, мы проверяем все наши дела. Каждый день я открываю почту — и у меня там очень много новых писем.

Фальсификация доказательств по гражданскому делу

Подается жалоба только один раз. Повторное обращение по тому же вопросу не рассматривается. Сразу после того как я заявила о пропуске сроков исковой давности, у истца Древаля Г. Именно по этому договору сумма займа самая большая.

Жалоба на следователя о фальсификации доказательств по уголовному делу образец

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают , то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:. Жалоба в прокуратуру. В этом случае: Может ли сотрудник прокуратуры дать разъяснение требований действующего законодательства? Да, такое разъяснение по письменному указанию начальника главного управления, управления, прокурора соответствующей прокуратуры может дать прокурорский работник, рассматривающий конкретное обращение п. Возвращаются ли заявителям приложенные документы? Да, при направлении заявителям ответов на обращения в обязательном порядке возвращаются приложенные к ним документы п. Реклама Видеообращение капитан Иванов опубликовал на своем канале в Youtube 26 февраля.

Образец жалобы о подозрении в фальсификации

Представление в суд сфальсифицированных документов в качестве доказательств по гражданским делам, к сожалению, не редкость. Что в такой ситуации делать второй стороне, когда факт фальсификации не очевиден для суда? Есть два варианта: подать заявление о фальсификации доказательств по гражданскому делу и о назначении судебно-технической или почерковедческой экспертизы в зависимости от ситуации, а возможно и комплексной экспертизы с участием экспертов разных отраслевых знаний или подать в полицию по месту совершения преступления в этом случае, по месту нахождения судебного учреждения, в которое данное доказательство представлено заявление о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации доказательства по гражданскому делу. Что лучше? В обязательном порядке необходимо реализовать первое: заявить о фальсификации в самом гражданском процессе, поскольку это прямо предусмотрено гражданско-процессуальным законодательством и арбитражным процессуальным законодательством ст. Если самостоятельно представить доказательства фальсификации доказательства невозможно, а суд отказывает в назначении экспертизы — выход один — обратиться в полицию с заявлением по представленному ниже образцу. В обоснование основного довода искового заявления стороной истца представлено доказательство указать доказательство, которое по мнению заявителя является сфальсифицированным представившей его стороной. Это доказательство указать какое совершенно очевидно является подложным в указать, полностью оно подложно или в части, если в части — указать в какой.

Судебный процесс — дело всегда сложное, утомительное, а порой еще и затратное. Ведь установить истину в том случае, когда она у каждого своя, достаточно сложно. И особенно проблематично это сделать в том случае, если в ход дела пытаются вмешаться заинтересованные лица. В этой статье мы рассмотрим такую вещь, как фальсификация.

Работники таких структур социально не защищены.

.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 4
  1. Селиверст

    Правильно и нормально таможенники подогрели развод. Теперь гдетослышащие будут думать что евробляхи узаконили и будут жить до очередного штрафа.

  2. ducksleepincho

    Почему я должен служить с суточным давлением 160 на 90? Да и по сути , в военкома е от всех болезней аскорбинка, что людям теперь подыхать в керзачах?

  3. Ефрем

    На сбер книжку переводить.

  4. Исидор

    Кожен має право володіти, користуватися і розпоряджатися своєю власністю, результатами своєї інтелектуальної, творчої діяльності.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных